30-07-2002


ВОСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛЯБИНСКА

Геннадий ПЛОТНИКОВ (главы из рукописи)

Глава II

Челябинск - центр Исетской провинции

Строительство крепости велось очень быстро, и уже через год основные работы были завершены. Указание графа В.Н. Татищева обнести крепость деревянным тыном было выполнено. Крепость представляла собой правильный прямоугольник с двумя воротами и четырьмя башнями по углам. Крепость была окружена глубоким рвом, а перед рвом соорудили надолбы и рогатки. В угловых башнях и над воротами установили пушки. Это было внушительное оборонительное сооружение, построенное по всем правилам военно-инженерного искусства того времени, способное отразить нападение даже серьезных военных сил.

Одновременно внутри крепости построены командирский дом, четыре солдатские казармы, пороховой погреб и провиантские амбары.

А в отношении размеров крепости в исторической литературе имеются значительные расхождения. В книге "Челябинск в разных измерениях" (1986 год) в описании крепости, написанном И.Дегтяревым, указано, что размеры крепости представляли собой небольшую четырехугольную площадку по 60 саженей в длину и ширину (около 130 метров) с выступающими углами, огражденную рубленой деревянной стеной с двумя башнями.

А в книге "Челябинск - десять путешествий по городу" (1971 год), написанной авторским коллективом: В.Я. Вохминцевым, Л.Д. Константиновым, Р.Ф. Шнейвайсом и В.Н. Лахтиным, в разделе "Путешествие первое" указывается: "Площадь крепости была невелика. Заплот, окружавший ее, простирался в длину на 723 сажени, в ширину - на 535 саженей".

В первые же годы существования Челябинской крепости оказалось, что выбор места был настолько удачным, что вокруг нее стали быстро возникать поселения казаков и посадских людей по обеим берегам реки. И уже по переписи 1739 года там проживало более 200 семей.

Вот что пишет И.Дегтярев в той же книге "Челябинск в разных измерениях": "В первоначальном виде Челябинская крепость оставалась недолго. Вскоре вокруг нее, заняв оба берега Миасса, образовалось поселение казаков и посадских людей. Для защиты была построена наружная система укреплений, представлявшая собой бревенчатый заплот в столбах высотой три аршина, то есть два метра. По данным 1761 года, общая протяженность этой стены составляла четыре версты 337 саженей (более версты по каждой стороне крепости, представлявшей собой четырехугольник, близкий к квадрату).

В стене имелось трое ворот с башнями, на которых установлены пушки: в южной - оренбургские, в восточной - сибирские, в северной - казанские. С возведением наружных укреплений первоначальная крепость, сооруженная в 1736 году, оказавшись внутри поселения, потеряла свое значение и около 1751 - 1755 годов была снесена. Постоянное население крепости составляли крестьяне слобод Зауралья, записавшиеся в казачье сословие. По материалам переписи, проведенной в 1739 году, в Челябинске проживало уже 203 семьи переселенцев с числом жителей обоего пола в 1133 человека".

И уже через год по представлению графа В.Н. Татищева Сенатом был издан указ об образовании новой административной единицы в Зауралье - Исетской провинции с выделением от Сибирской губернии трех уездов и части Башкирии. Вначале предполагалось центром Исетской провинции определить Чебаркульскую крепость, но после временного пребывания администрации провинции в Теченской слободе решено было сделать центром Челябинскую крепость как более удобную и просторную.

И с 1743 года Челябинская крепость становится центром Исетской провинции в составе Сибирской губернии, но уже через год в связи с образованием Оренбургской губернии входит в состав последней вплоть до 1919 года. Таким образом, с 1743 года Челябинская крепость становится центром обширного сельскохозяйственного района, в который входят три уезда, отделенные от Тобольской провинции Сибирской губернии: Шадринский, Окуневский, Исетский и зауральская часть Башкирии. Справедливости ради, 1743 год, когда Челябинская крепость стала центром Исетской провинции, можно считать важнейшей датой в истории Челябинска - вторым днем рождения Челябинска.

Челябинск становится крупным административным центром всего Зауралья, в состав провинции входят обширные земли Челябинской, Свердловской, Курганской областей в современном административном делении и вся зауральская часть современной Башкирии. Это событие явилось мощным стимулом дальнейшего развития и освоения новых земель, пока еще мало обжитых и с редким населением.

Довольно быстро растет население Челябинской крепости за счет притока гражданского населения: чиновников, купцов, ремесленников, духовенства и разночинцев. Челябинск начинает формироваться как крупный торговый центр обширного сельскохозяйственного и горнопромышленного региона.

В середине XVIII века прокладывается основная транспортная магистраль через горные хребты от города Уфы до Челябинска, получившая название Уфимский тракт, вскоре эта дорога становится главной торговой артерией между Центральной Россией и Сибирью.

В Челябинске учреждается купеческая ратуша и две ярмарки: одна весной, а вторая осенью. Ярмарки проходят на удобном и живописном Саде-острове, это начинает привлекать купцов из отдаленных районов и даже из Средней Азии. Не случайно в гербе города, учрежденном несколько позже, когда Челябинск получил официальный статус города, в центре располагается верблюд. Наряду с традиционными товарами (пушниной, скотом, кожей, хлебом, солью) появляются экзотические для того времени товары с Востока: чай, перец, имбирь, хна, шелк, хлопок, ковры и сухофрукты. Из восточных товаров стали формировать специальные купеческие обозы и по санному пути зимой отправляли их в Уфу. А уже из Уфы весной водным путем эти товары доставлялись в центральные регионы России, прежде всего в Москву. Этот путь восточных товаров был наиболее удобным и безопасным на протяжении более ста лет, и только с пуском Транссибирской магистрали товары стали доставлять по железной дороге с 1895 года.

Купцы из Средней Азии и Индии приобретали на ярмарках в основном изделия из металла: медную и чугунную посуду, самовары, вилы, грабли, топоры, косы, серпы, гвозди и так далее. Все изделия из металла производились по самым современным технологиям на многих заводах Каменного пояса. Доступность цен и удобные степные дороги с каждым годом привлекали новых купцов, объем торговли постоянно увеличивался, так как этот обмен товаров с Востоком был выгодным для обеих сторон.

В связи с ростом международной торговли в Челябинске возникают новые предприятия ремесленников, строятся кузницы, мыловарни, шорные мастерские, кожевенные заводы, валяльные мастерские, мельницы, бондарные и мебельные мастерские и другие предприятия. И уже через два десятилетия после переноса административного центра Исетской провинции в Челябинске насчитывается более 500 домов, при этом доля казачьего населения значительно уменьшилась, хотя все еще составляла более половины населения. Появилось значительное сословие купцов, ремесленников, чиновников и духовенства, составившее несколько меньше половины всего населения. Общее количество населения за этот период удвоилось и составило более двух тысяч человек. В этот же период на месте деревянной церкви на центральной площади крепости строится большой каменный Крестовоздвиженский собор. Но основное население живет в Зареченской слободе, здесь возникают новые кварталы добротных деревянных домов, обшитых тесом и под железными крышами.

Жизнь горожан в крепости и слободах заметно улучшилась. Приток гражданского населения и оживление торговли, развитие ремесел все более удовлетворяет насущные потребности жителей. Практически в каждом доме содержится домашний скот, около дома возделывается огород, летом заготавливается достаточное количество дров. Обилие ягод, грибов и овощей позволяет производить заготовки солений и варенья на всю долгую зиму.

Таким образом, создание Миасской линии крепостей по идее начальника казенных заводов Каменного пояса графа В.Н. Татищева очень быстро показала свою эффективность. Набеги кочевников, не имевших огнестрельного оружия, вооруженные луками и саблями, встретили организованное сопротивление казачьих подразделений и полностью прекратились к началу 40-х годов ХVIII века. Горнозаводская зона оказалась под надежной защитой крепостей и казачьих разъездов. Это послужило стимулом к развитию уже действующих заводов и строительству новых. Именно в этот период строятся казенные заводы, такие как Касли (1747 год), Златоуст (1757), Катав-Ивановск (1756), Кыштым (1757), Сатка, Юрюзань, Усть-Катав и другие. Безопасность жизни в новых поселениях стала привлекать переселенцев из России, приток их усиливался с каждым годом.

Жизнь заводских рабочих, приписных казаков и посадских людей стала не только спокойной, но и более богатой, чем в Центральных регионах России. В Каменном поясе и в Сибири не существовало помещиков, следовательно, было много свободных земель, и не существовало крепостничества, что было наиболее привлекательным для малоземельных крестьян нечерноземной полосы России.

Строительство новых заводов и расширение производства уже действующих резко увеличило производство чугуна, стали, цветных металлов и прежде всего меди. Количество выпускаемого металла столь возросло, что позволило полностью удовлетворять военные заказы по производству пушек, ядер, ружей и холодного оружия для всей армии, а численность русской армии за последние двадцать лет практически удвоилась и к 50-м годам ХVIII века составляла более 200 тысяч. При этом качество отечественного оружия ничем не уступало лучшим европейским образцам, например, английскому.

Металла хватало и для производства гражданской продукции, для сельскохозяйственного инвентаря, в большом количестве производились стальные плуги, бороны, вилы, топоры, пилы. Эти изделия стали вытеснять деревянные сохи и бороны. Кстати, хлеба на Руси на протяжении многих столетий убирали серпами. Петр I, вернувшись из Европы, стал почти насильственно внедрять уборку хлеба стальными косами, производительность которых была на порядок выше серпа. Производство металлов не только удовлетворяло все потребности России - появилась возможность его излишки вывозить за границу и прежде всего в передовые западные страны, что говорило о высоком качестве русского металла. Наиболее показательным стал металл с маркой "Русский соболь", который закупала даже Англия.

Создание металлургической промышленности в России была заветной мечтой Петра Великого, именно поэтому он дал такие привилегии первопроходцу производства металла на Каменном поясе знаменитому тульскому оружейнику Демидову. Следует отметить, что эту мечту практически осуществил самоотверженный труд русского народа на заводах всей горнозаводской зоны, а защитил этот труд сподвижник Петра Великого, выдающийся государственный деятель, ученый, географ и историк граф В.Н. Татищев.

Еще за два года до Пугачевского бунта между яицкими казаками и царской администрацией возникли разногласия, которые закончились тем, что казаки изгнали из Яицкого городка несколько царских чиновников, которые пытались ущемить права казаков на самоуправление и ввести новые налоги, хотя казаки еще со времен Петра I были освобождены от любых налогов.

Зная о недовольстве яицких казаков, Пугачев решил представиться царем Петром III с тем, чтобы поднять казаков на бунт против царских властей. Осенью 1773 года, явившись в Яицкий городок с несколькими сторонниками, объявил себя царем Петром III и стал склонять казаков к бунту, однако казаки ему не поверили и вскоре изгнали из Яицкого городка. Пугачев направился в сторону Оренбурга и по пути высылал вперед своих сторонников с "прелестными" письмами, в которых объявлял народу вечную волю, освобождение от податей и повинностей, жаловал землю, призывал к истреблению царских чиновников.

Под влиянием этих посланий казацкая голытьба, башкиры и солдаты форпостов и крепостей, а также работные люди некоторых заводов поверили, что это настоящий царь Петр III, желающий освободить их от гнета чиновников. Народ всегда верил в доброго царя. Пугачев довольно быстро собрал значительные силы, легко занимая форпосты, крепости и башкирские поселки, уже 5 октября 1773 года подошел к Оренбургу и после нескольких неудачных атак перешел к осаде города.

Понимая, что сил у него недостаточно, Пугачев из-под Оренбурга во все стороны направляет своих эмиссаров с манифестом о воле. Под влиянием агитационно-пропагандистской работы этих посланцев работные люди и башкиры, угнетавшиеся как своими баями, так и царскими чиновниками, присоединялись к восстанию и создавали местные отряды.

Для руководства восстанием Е.Пугачев создает военную коллегию, которая выполняла роль административно-политического центра. Не в силах взять штурмом Оренбург, Пугачев начинает движение своих отрядов вдоль Каменного пояса, захватывая все новые крепости, города и поселки с целью дальнейшего вторжения своего войска в Центральную Россию.

На пути этого движения располагалась обширная и достаточно населенная Исетская провинция и ее административный центр - Челябинская крепость. Для расширения восстания Пугачев направляет полковника И.Н. Грязнова с небольшим отрядом в Исетскую провинцию. Заняв без боя Кундравинскую слободу и Чебаркульскую крепость, полковник Грязнов собирает отряд из башкир и работных людей - до 700 человек при четырех пушках. И с этим отрядом в начале января 1774 года подходит к Челябинской крепости. Атаковать крепость Грязнов не решился, сознавая, что этих сил недостаточно. Челябинская крепость представляла собой серьезное оборонительное сооружение, и, конечно, он знал о мощном орудийном оснащении крепости.

В некоторых очерках и книгах о восстании Пугачева, изданных в советский период, довольно подробно описывается жестокий штурм Челябинской крепости с большим количеством жертв, кровавое, упорное сражение внутри крепости с правительственными войсками под руководством воеводы - коменданта крепости.

Однако в книге "Челябинск в разных измерениях" уважаемый и авторитетный историк Челябинска И.Дегтярев, ссылаясь на исторические документы, так описывает эти события в Челябинске в период Пугачевского бунта: "В Челябинске было неспокойно. По мнению воеводы Веревкина, достаточно было того, чтобы из злодейской толпы хотя бы один в город ворвался, тогда колеблющийся народ, а особливо здешние казаки непременно перешли на сторону восставших". Опасения эти оправдались. 5 января в Челябинске произошло событие, о котором в рапорте воеводы говорилось так: "Сегодняшнего дня на рассвете... челябинские казаки, собрав толпу человек до 200, ко мне в дом казенный внезапно ворвавшиеся, убив часового и слуг моих перебив многих, меня вытащили и, изорвав платье и связав руки и ноги, били смертельно". Далее сообщается, что казаки оттащили их связанными в войсковую казачью избу (канцелярию) и держали под караулом с час, пока арестованные не были выручены офицерами.

По материалам проведенного следствия выясняется, что в ночь на

5 января в Челябинск пришли посланные Грязновым из Кундравинской слободы четверо крестьян с указами, адресованными атаману Максиму Уржумцеву. На рассвете Уржумцев стал собирать через посыльных народ (казаков) для слушания указа императора Петра III. Под руководством Уржумцева и хорунжего Наума Невзорова в Челябинске вспыхнуло восстание. Услышав шум, поручик Пушкарев с ротою тобольских рекрутов напал на казаков и спас воеводу. Атамана Уржумцева схватили, как и нескольких казаков (за период с 5 по 13 января были посажены в тюрьму 13 человек).

Атаман Уржумцев в тот же день был подвергнут пыткам, от которых и умер. Хорунжего Невзорова, которому первоначально удалось бежать, поймали и тоже замучили. Из арестованных 63-х человек виновными признали 13: капрала Филиппа Розепина, казаков Дмитрия Уржумцева, Макара Уржумцева, Прокопия Уржумцева, Ефима Скрыпова, Михайлу Зайкова, Силиверста Баландина, Семена Кутузова, Петра Кутузова, Федора Пинегина, Федора Попова; крестьян Карпа Лаптева и Василия Бердникова. Им вынесли наказание: высечь жестоко плетьми, вырезать ноздри, поставить на лбу и на щеках каленым железом знаки "ВОР" и сослать на каторгу. Грязнов 5 января выступил из Чебаркульской крепости и следующим утром с отрядом в 4000 человек и пятью пушками был под Челябинском. Не имея достаточных сил, чтобы взять хорошо укрепленную крепость, он пытался добиться добровольной сдачи города. С этой целью написал и отправил два письма-воззвания: одно - "К находящемуся в Челябинске всякого звания людям", другое - к помощнику воеводы Сверблеву. В воззвании к жителям говорилось, что дворяне и заводчики поработили Россию и что они обращаются с крестьянами хуже, чем с собаками, - компанейщики завели премножество заводов и так крестьян работою утрудили, что в ссылках того не было да и нет. Далее он говорит, что с победой Петра III Россия избавится от рабства. В обращении к Сверблеву Грязнов доказывал, что Пугачев не самозванец,

а действительно наш батюшка-государь, и предлагал сдаться без сопротивления, в противном случае угрожал гневом государя.

В тот же день произошла артиллерийская дуэль, повстанцы били по городу из пяти пушек, а из Челябинска им отвечали из 18 орудий.

"10 января повстанцы тысячах в пяти с восьмью пушками на город Челябинск учинили сильное нападение, с коими и сражение происходило часов с пять, которое оттого артиллерией отбито. Повстанцы сделали из пушек более ста выстрелов по городу ядрами и картечью. Также стрельбы из мелкого ружья и из луков стрел великое множество было", говорится в рапорте воеводы Веревкина в Сенат. Урону же в Челябинске никакого не было, за исключением легко раненных трех человек. Не было убитых и на стороне повстанцев. На следующий день Грязнов с главными силами отошел к Чебаркулю, оставив для блокирования Челябинска мелкие отряды башкир.

По просьбе воеводы 13 января в Челябинск для усиления обороноспособности вступил корпус генерала Деколонга, находившийся в Верхнеясецкой крепости. Но все последующие дни января повстанцы нападений на город не совершали. В двадцатых числах Грязнов со своими силами снова подошел к городу, обосновался в деревне Першино. Готовясь к нападению на Челябинск, он вновь пытался уговорить осажденных сдать город без боя. С этой целью утром 30 января подъехали к самому городу очень близко заводских мужиков и башкиров человек до двадцати и дали знак, что они приехали "для прежнего обольщения жителей, куда и высланы были от города в полуверсту жители и продолжили речь, а те мужики утверждали их, чтоб город сдать без всякого сопротивления". Им было отказано.

Первого февраля Деколонг со своим корпусом выступил к деревне Першино с целью разбить Грязнова и снять осаду с города. Но повстанцы были в полной боевой готовности. Войска Деколонга получили отпор. Боясь оказаться блокированным в Челябинске, Деколонг 8 февраля покинул город и направился в сторону Шадринска. Вместе с ним выехали городские власти и значительная часть населения. Повстанцы заняли город, превратив его в свой опорный пункт. Пугачевцы находились в Челябинске два месяца. 9 апреля они были вытеснены правительственными войсками (майором Гагриным) и отошли к крепости Чебаркульской. И.Грязнов находился у руководства челябинской группы повстанческих войск до начала марта, а затем был откомандирован в другое место. В Челябинске остался его помощник и секретарь Григорий Туманов. В исходящих от него документах (наказах и предложениях) он титуловал себя так: "Армия его императорского величества учреждений в городе Челябинске вместо полковника, походный атаман и письменных дел производитель Григорий Туманов".

Таким образом из докладных записок воеводы Челябинской крепости Веревкина, направленных в Сенат, видно, что крепость штурму не подвергалась и осталась целой, сохранив свое военное значение.

По результатам "сильного нападения"10 января очевидно, что так называть это нападение вряд ли можно, более подходит определение - демонстрация силы. Артиллерийский огонь в те времена был очень действенным, а тут пять часов стрельбы с обеих сторон и никто не пострадал, ясно, что повстанцы, а это в основном башкиры, боялись близко подойти к крепости и находились на расстоянии не ближе чем 1,5 километра - такова была дальность стрельбы крепостных орудий.

Убедившись в сильном пушечном вооружении крепости (да и защитников было не менее тысячи и все вооружены огнестрельным оружием, а башкиры вооружены только луками и саблями), Грязнов на следующий день отошел со своим войском в Чебаркульскую крепость. Снять осаду и отойти от крепости Грязнову пришлось и потому, что, безусловно, он знал о приближении правительственных войск - корпуса под командой генерала Деколонга. Ему было хорошо известно, что все сражения повстанцев с регулярными войсками заканчивались победами правительственных войск, а повстанцы, не зная регулярного строя, как правило, разбегались, и собрать их было невозможно.

Подойдя к Челябинской крепости, Деколонг не обнаружил повстанцев и вошел в крепость со своим корпусом. Но долго находиться в крепости корпус не мог потому, что в зимнее время в крепости собралось более двух тысяч защитников и жителей слобод, да и в составе его корпуса насчитывалось более тысячи человек. В небольшой крепости разместить на ночлег в зимний период такое количество людей было большой проблемой, да и обеспечить провиантом без подвоза извне было довольно сложно. Именно по этим причинам Деколонг со своим корпусом

1 февраля вышел из крепости и попытался разбить повстанцев в чистом поле у деревни Першино, но это нападение встретило организованное сопротивление, и он вынужден был вернуться в крепость. Для сохранения боеспособности корпуса Деколонг принял решение выйти из крепости, и 8 февраля его корпус покинул крепость и выступил в сторону Шадринска, в то время это была хорошо оснащенная крепость с большими складами провианта. Вместе с корпусом Деколонга крепость покинули все защитники, администрация провинции, купцы, ремесленники и духовенство.

Повстанцы без боя вошли в крепость и находились в ней два месяца. Попыток освободить крепость от повстанцев в эти зимние холодные месяцы не было, потому что в те времена военные действия проводились в летнее время, когда войска могли ночевать в чистом поле и передвигаться пешим порядком по дорогам. И только с наступлением тепла в начале апреля правительственные войска под командованием майора Гагрина вытеснили повстанцев из крепости, и они отошли к Чебаркульской крепости. 9 февраля 1774 года в Челябинскую крепость вошли регулярные войска.

Та часть жителей, которая оставалась в крепости, а это в основном казаки, ушла вместе с повстанцами, опасаясь возмездия за сотрудничество с пугачевцами. Правительственные войска вошли практически в пустой обезлюдевший город и окрестности. Вскоре после освобождения крепости стали возвращаться из Шадринска ее гарнизон под командой воеводы Веревкина, чиновники канцелярии Исетской провинции и духовенство. Купцы, ремесленники и жители слобод не спешили возвращаться, опасаясь повторного нападения повстанцев.

И только после окончательного подавления бунта и захвата Пугачева в Челябинск потянулись обозы купцов, ремесленников и обывателей. Многие жители слобод, вернувшись, обнаружили свои жилища разграбленными, а хозяйство разрушенным. Особенно пострадали от повстанцев купцы и ремесленники - дома, магазины и лабазы разграблены, а мастерские ремесленников разрушены. За то время, пока повстанцы находились в крепости и окрестностях, они нанесли большой материальный ущерб хозяйству и строениям. Магазины, склады и хозяйственные постройки не только разграблены, но и разрушены, часть из них сожжена. Предприятия ремесленников: мыловарни, шорные мастерские, кожевенные заводы, валяльные мастерские и прочее - приведены в негодность, оборудование исчезло или разрушено.

Для экономики города большое значение имели ярмарки, проведение которых приносило немалые доходы и казне, и жителям, но с начала пугачевского бунта ярмарки в Челябинске прекратились. Многие купцы из окрестных городов и крепостей и особенно из Средней Азии уже на осеннюю ярмарку 1773 года не приехали, опасаясь грабежей на дорогах, а весенняя состояться вообще не могла из-за отсутствия товаров у челябинских купцов. По-настоящему эти важные для города и его экономики ярмарки возобновились только спустя несколько лет. Разрушение хозяйства города, разорение купцов и ремесленников, отсутствие ярмарок прежде всего повлекли за собой обнищание населения, и многие жители стали перебираться в другие города и крепости.

Пугачевский бунт и пребывание повстанцев в крепости и окрестностях нанесли такой ущерб хозяйству и торговле города, что еще долгие годы не позволяли наладить былые связи, производить товары и торговлю. Потребовались многие годы и значительные усилия жителей города, чтобы возродить работу многочисленных предприятий ремесленников, мельниц, торговых предприятий и возобновить традиционные ярмарки на Сад-острове. Но главным последствием этих событий было, конечно, резкое сокращение населения Челябинска, которое в первые годы после освобождения крепости от повстанцев практически сократилось вдвое и составило чуть больше тысячи человек.

Важным событием для Челябинской крепости явился указ царствующей императрицы Екатерины II, в 1781 году давший Челябинску статус города с утверждением своего герба, который теперь знают все жители города. Этим указом подтверждается особое положение Челябинска в Зауралье, а с другой стороны - завершается история существования Челябинска как крепости. Начинает формироваться регулярный город.

Затем в связи с административными преобразованиями в 1782 году упраздняется Исетская провинция, а вместо нее создается Челябинский уезд Оренбургской губернии, при этом территория уезда значительно расширяется в южном направлении, занимая всю лесостепную зону почти до Орска В конце ХVIII и начале XIX века эта территория активно заселяется казаками Оренбургского казачьего войска. Указом об учреждении нового уезда значительно повышается роль Челябинска как административного центра практически всего Зауралья и части Башкирии.

Город начинает расстраиваться, а крепостная стена и оборонительные сооружения постепенно ликвидируются. К началу ХIХ века крепостные сооружения полностью исчезли, а на их месте строятся новые кварталы города.

Для регулярного строительства принимается шахматная планировка одинаковых кварталов. Первая попытка составить план города была предпринята еще в 1768 году, но из-за Пугачевского бунта не была завершена. Город не только восстановил свое хозяйство, но и стал разрастаться во всех направлениях, приток переселенцев возобновился и по переписи населения в 1798 году составил две с половиной тысячи человек.

В начале XIX века город значительно расширил свою территорию, в основном в заречной части, где сформировался второй центр вокруг деревянной Троицкой церкви, на месте которой в 1829 году построена каменная церковь. Вся как старая, так и новая застройка производилась довольно плотно и исключительно деревянными строениями. Единственным каменным сооружением города оставался Крестовоздвиженский собор, построенный еще в 1766 году. Климат Челябинска и его окрестностей резко континентальный: зимой сильные морозы, а лето хоть и короткое, но жаркое. По причине плотной застройки и высокой температуры летом в Челябинске часто возникали пожары, нередко при пожарах выгорали целые кварталы. Г


Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru