30-05-2003


ОЛЬГА АФАНАСЬЕВА

ГЕРБЕРТ ГУВЕР НА УРАЛЕ

непосредственно перед первой мировой войной иностранный капитал, в особенности британский, прокладывал себе путь к российским промышленным предприятиям. После 1902 года зарегистрированные в Британии синдикаты и корпорации начали развивать минерально-сырьевую базу Уральского региона и Западной Сибири. Горнодобывающие предприятия с участием британского капитала, активно появлявшиеся в России, предоставили новое поле деятельности для Герберта Гувера - горного инженера, предпринимателя и финансиста, которому суждено было впоследствии стать тридцать первым президентом США.

В 1906 году в Юго-Западной Сибири была создана компания с ограниченной ответственностью Atbasar Copper Fielfs (Атбасарское месторождение меди). Это было предприятие, испытывавшее недостаток финансирования и истощившее свои финансовые ресурсы еще до того, как вышло на проектную мощность. В 1909 году руководство компании пригласило Герберта Гувера для оказания "неотложной помощи".

Тот поначалу был очень скептически настроен по отношению к этому предложению, поскольку месторождение находилось вдалеке от железной дороги и пик производства на нем уже прошел. Таким образом, Гувер не видел личного интереса в финансировании этого предприятия, но постепенно увлекся этой идеей.

К 1920 году Гувер и его компаньон, также известный в мире горный инженер А.Честер Битти, создали синдикат "Сибат", который был

согласен выкупить 60 тысяч так и не выпущенных ранее на рынок атбасарских акций за 60 тысяч долларов через равные промежутки времени.

К середине 1910 года Гувер и Битти лично вложили в "Сибат" около 7600 долларов и являлись держателями 12 тысяч акций синдиката. Однако это предприятие стало источником головной боли для Гувера, он никак не мог обеспечить рынок для атбасарских акций - рынок был мертв. Единственным выходом была продажа Сибатского синдиката Спасской медной компании - еще одному предприятию, принадлежавшему британскому капиталу. Спасская компания в конечном итоге и приобрела контрольный пакет акций Атбасарского месторождения.

В середине 1910 года Гувер и Битти были также в значительной степени связаны с делами Орского месторождения золота, они принимали участие в финансовой реконструкции этой корпорации. В этом же году они согласились гарантировать размещение 10 тысяч из 95 тысяч акций, выпущенных Англо-Сибирской компанией.

Деятельность Гувера во всех этих акционерных обществах - Сибатской, Орской и Англо-Сибирской компаниях - представляла собой чисто финансовые операции. Он практически не был вовлечен в управление ими, и они не были для него интересны с точки зрения долгосрочного инвестирования.

В конце 1908 года была создана еще одна британская компания - Кыштымская корпорация, которая должна была приобрести основной акционерный капитал кыштымских горных заводов, представлявших собой на этот момент убыточный российский концерн. Предложение, полученное от уральских промышленников, было далеко не ординарным: земельные площади, на которых находились горнодобывающие предприятия, составляли 2198 квадратных миль, что равнялось половине площади штата Коннектикут; здесь проживало 75 тысяч человек; здесь находились месторождения меди, золота, железа; здесь в течение уже 150 лет производилась специфическая промышленная продукция. На начало века горно-металлургическая промышленность региона остро нуждалась в развитии и модернизации, для чего был необходим иностранный капитал, вливания которого должна была обеспечить Кыштымская корпорация. Огромную роль в создании этой корпорации сыграл Лесли Уркварт, чрезвычайно одаренный и деятельный предприниматель родом из Шотландии. Уркварт, как и Гувер, родился в 1874 году, в юности долго жил на Ближнем Востоке, в 30 лет стал управляющим четырьмя британскими нефтяными компаниями в Баку, откуда едва унес ноги в разгар революционных событий 1906 года.

Уркварт обладал блестящими способностями к языкам и беспредельно верил в потенциальную мощь горнодобывающей промышленности царской России. Вернувшись в Лондон, Уркварт организовал сначала Англо-Сибирскую компанию, имевшую целью направление инвестиций в Россию. Вскоре эта компания получила предложение купить Кыштымские заводы, находящиеся в упадке. В 1907 году американский инженер Кнокс провел анализ ситуации на месте и предложил свою программу развития. И наконец в 1908 году была создана Кыштымская корпорация, директором которой и стал Лесли Уркварт.

Планы новой компании были весьма амбициозными, и в конце 1909 года ранее отсталое и вялотекущее Кыштымское производство подверглось радикальной перестройке. Были построены железнодорожные пути, соединившие сами предприятия с городом Кыштымом; началась подготовка к строительству медеплавильного завода в Карабаше, способного производить пять тысяч тонн меди в год; велось строительство медеэлектролитного завода; одновременно шла разведка новых месторождений меди.

Несмотря на имевшиеся первоначальные финансовые ресурсы, к концу 1909 года Кыштымская корпорация столкнулась с нехваткой капитала. И именно в этот момент на сцену выходит Герберт Гувер. В течение осени он добился успехов в финансировании предприятия, и в начале 1910 года Кыштымская корпорация выпустила дополнительно шесть процентов акций на сумму 50 тысяч фунтов стерлингов. Гувер и Битти, по сути дела, предоставили Кыштымской корпорации ссуду на 50 тысяч фунтов под шесть процентов, а взамен получили право на покупку 150 тысяч ее акций.

Гувер и Битти не покупали все эти акции лично: часть их Гувер разместил среди субподписчиков, часть продал на фондовом рынке. Они внесли только 6 тысяч фунтов своих денег и сохранили право купить 79 100 акций. На этом этапе интерес Гувера к Кыштымской корпорации имел чисто финансовую природу.

Осенью 1909 года друг Гувера Р.Гилман Браун инспектировал собственность корпорации, и вполне вероятно, что расходы по его командировке оплачивали сами Гувер и Битти. Возвратившись в декабре домой, Браун был полон энтузиазма. Он докладывал, что корпорация в состоянии выплачивать дивиденды в размере по крайней мере от 20 до 25 процентов годовых. Однако он добавлял, что бизнес будет успешным только в случае эффективного управления производством. Таким образом, встал вопрос о непосредственном участии Гувера в делах компании. Однако он предпочитал роль искусного кукловода, работающего за сценой. Эта роль, писал он, "имеет преимущество, когда ты работаешь на рынке... Если бы я был директором или инженером-консультантом компании, я бы чувствовал ответственность перед общественностью и старался не допустить роста цен на акции выше известного предела".

Осенью и зимой 1909 года Гувер демонстрирует большой интерес к рыночным операциям с кыштымскими акциями. В январе 1910 года он информирует Битти о полученном им предложении, в соответствии с которым 300 000 кыштымских акций (включая 50 тысяч, принадлежащих им обоим) планируется собрать в пул (общий фонд), которым будет управлять лондонская финансовая фирма "Л.Хирш энд Компани".

Компаньоны Гувер и Битти создают финансовую компанию под названием "Межконтинентальный трест", в котором имеют солидный пакет акций. Трест приобрел все активы пула Хирша (300 тысяч кыштымских акций), но этого Гуверу было мало. Он приступает к созданию нового расширенного пула, который бы контролировал не только вышеуказанное количество акций, а значительно больше. В итоге к концу ноября 1910 года был создан Кыштымский пул, который объединил 826 тысяч

из 1 миллиона кыштымских акций.

Операция с кыштымскими акциями была весьма тяжелым и изнурительным для Гувера предприятием. Создавая этот пул, он был вынужден провести консультации с 60 различными сторонами, интересы которых далеко не всегда совпадали. Для процветания Кыштымского пула (а значит, и для собственной финансовой выгоды) Гуверу необходимо было поднять цену на акции. Это означало необходимость проведения широкой рекламной кампании, а в этом Гувер был большим специалистом. В результате рынок кыштымских акций развивался параллельно с развитием самого предприятия. В этом большая заслуга Гувера, который в конечном итоге обеспечил приток капитала в Кыштымскую корпорацию в объеме 100 тысяч фунтов стерлингов.

До коренной реорганизации производства, имевшей место в конце 1910 года, Гувер проявлял мало интереса к чисто техническим аспектам кыштымского предприятия; не является он и членом совета директоров. Однако невозможно было иметь такую долю в акционерном капитале и оставаться равнодушным к вопросам управления, а потому Гувер постепенно расширяет зону своего влияния.

Инженером-консультантом на заводах Кыштыма Гувер хотел видеть Р.Гилмана Брауна, и в 1910 году тот стал членом совета директоров корпорации. По возвращении из России в ноябре 1910 года Браун направил Битти отчет, в котором критиковал фирму Knox and Allen, оказывавшую консультационную поддержку производству. От ее услуг было решено отказаться, и Браун сам стал инженером-консультантом. Металлургом-консультантом стал американец Уолтер Перкинс, который ранее был направлен в Кыштым для строительства медеплавильного завода и которому Гувер безгранично доверял. Теперь, более чем когда-либо, Гувер мог знать, что действительно происходит в Кыштымской корпорации, и через Брауна влиять на ее политику.

В конце 1911 года Гувер и Битти предприняли поездку в Кыштым. Это было не первое путешествие Гувера в Россию: в 1909 году он проехал ее по железной дороге во время поездки в Корею и обратно. Визит в Кыштым был кратким: уехав из Лондона 6 сентября, 25-го они уже возвратились назад. Масштабы увиденного за две недели приятно удивили партнеров: запасы меди оценивались в 1 800 000 тонн, стоимость их составляла более 10 миллионов долларов. В Карабаше уже вовсю работало медеплавильное производство, спроектированное, построенное и управляемое американцами. К концу 1911 года Кыштымская корпорация являлась крупнейшим производителем меди в России. Более того, предприятия корпорации производили тысячи тонн готового железа, большое количество древесины и лесоматериалов. Гувер обратил внимание на сложную социальную структуру, лежащую в основе корпорации. В основании пирамиды находились рабочие и проживавшие здесь крестьяне, а на вершине - гуманный и прогрессивный барон Владимир Меллер-Закомельский, первый директор Кыштымской корпорации, стремившийся улучшить условия труда и жизни своих соотечественников. В результате технического перевооружения полуфеодальная российская глубинка превращалась в один из самых современных медедобывающих комплексов в мире.

Впрочем, Гувер увидел и проявления скрытых противоречий российской жизни: на железнодорожной станции он заметил цепь заключенных, направленных в Сибирь, после чего ему по ночам некоторое время снились кошмары. В течение всей этой поездки ему казалось, что "когда-нибудь эта страна взлетит на воздух".

В январе 1912 года Гувер наконец стал одним из директоров Кыштымской корпорации. Через месяц был ликвидирован Кыштымский пул как выполнивший свою задачу. Послуживший его основой Межконтинентальный трест доказал свою состоятельность и эффективность: после его ликвидации Гувер и Битти каждый получили приблизительно по 100 тысяч долларов наличными.

Гувер был даже рад покончить с этим беспокойным предприятием, поскольку именно на его плечах лежало основное бремя по управлению пулом. Непрекращающаяся торговля акциями, бесконечные многоходовые переговоры с членами пула, имевшими зачастую прямо противоположные интересы, утомили даже такого деятельного человека, как Гувер.

К середине 1914 года Кыштымская, Таналыкская и Российско-Азиатская корпорации, созданные Урквартом, составили далекую горнодобывающую империю огромного масштаба. Гувер не был катализатором процесса создания этих компаний. Доминантной фигурой являлся Лесли Уркварт; без его инициативы, оптимизма, финансовых связей в Петербурге невозможно было бы построить такую империю. Вместе с тем без успешных эмиссий кыштымских акций в 1909, 1910 и 1911 годах, что является безусловной заслугой Гувера, молодая компания не могла бы существовать. Хотя собственный финансовый вклад Гувера в это дело не был велик, его способность аккумулировать капитал других людей была чрезвычайно полезной. Его престиж инженера мирового уровня несомненно помогал ему открывать чужие кошельки.

Впоследствии Гувер был склонен представлять себя как неангажированного инженера, промышленного "доктора", который давал технические советы нуждающимся в них компаниям.

Но в России, в частности в Кыштымской корпорации, его роль была куда сложнее. Он стал здесь финансовым "доктором", а также активным торговцем на рынке ценных бумаг. По мере того как шло время, Гувер начал проявлять интерес к техническим аспектам деятельности предприятий, входящих в империю Уркварта.

В 1913 году во время своего второго приезда на Урал он стремился оказать влияние на техническую программу развития Кыштымской корпорации. Трудно сказать, в какой мере Гувер действительно участвовал в разработке конкретных тактических решений компании, но один факт говорит за себя: подавляющее число ведущих инженеров, металлургов и технических консультантов на российских предприятиях Уркварта были американцами. Именно через них Гувер и осуществлял свое влияние даже на те горнодобывающие предприятия, где он ни разу не был.

Доля Гувера в акционерном капитале этих предприятий была сравнительно невелика. В 1932 году во время предвыборной кампании, когда вопрос о собственности и доходах Гувера стал предметом общественного обсуждения, Лесли Уркварт подтвердил, что Гуверу принадлежало акций не более чем на 12 тысяч фунтов.

Впрочем, для Гувера как предпринимателя наиболее важными были его потенциальные финансовые возможности в России, для реализации которых были нужны мир и экономическая стабильность. Но шел уже 1914 год.

P.S. Ольга Афанасьева - доцент Челябинского педагогического университета, завкафедрой английской филологии. Давно интересуется англо-американской историей. Эта статья не была предназначена для газеты. Но факты настолько интересны и новы, что не опубликовать этот материал было бы большой ошибкой.

Выпуск подготовил Анатолий БУХАРИН


Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru