Powered by Intersvyaz








29-06-2000


Михаил Леонтьев: "Придется стать придурком"

- Ваша биография изобилует крутыми виражами: научный сотрудник института экономических проблем города Москвы, краснодеревщик-реставратор… А правда, что вы работали пожарным в планетарии?

- 13 дней. Меня выгнали за дебош. Так получилось, что планетарию были нанесены мелкие повреждения. Крупных я не допустил, поскольку дебош устраивал не я, а мои друзья. Но меня все равно выгнали. Я тогда еще студентом был.

- Дачу Пастернака в Переделкино вы сторожили тоже для латания студенческих финансовых дыр?

- Нет, это было значительно позже. Я водил мелкие экскурсии. Имел постоянный непрекращающийся конфликт с Натальей Анисимовной Пастернак, которая является сегодня директором литературного музея Пастернака (его бывшей дачи). Она во мне видела воплощение Гослитмузея, который не отдавал ей дачу.

- Можно сказать, что точкой отсчета вашей журналистской деятельности стал 1987 год. Вашу фамилию увязывают с известнейшими изданиями тех лет: "Независимая газета", "Коммерсантъ", "Сегодня"…

- В "Коммерсантъ" я пришел в момент его создания и проработал полгода.

Из "Независимой" я ушел почти со всем журналистским коллективом: у нас были разногласия с Виталием Третьяковым, которого тем не менее я очень уважаю.

Вместе с Володей Гусинским мы сделали газету "Сегодня". Не было бы "Сегодня" - не было бы холдинга "Медиа-Мост". С экономической точки зрения газета была абсолютно нежизнеспособна. Ее надо было санировать. Именно это и стало причиной наших разногласий с Гусинским. Он подошел к санации не с того конца. Нельзя лечить собаку, оторвав ей голову. Я с группой единомышленников покинул "Сегодня", как в свое время ушел из "Независимой".

Мы надеялись, что нам удастся сделать свой проект. Он почти удался, это была газета "Дело", косвенным наследником которой сейчас является "Время новостей". У них просто наш макет. Тогда нам это сделать не удалось, к счастью. Потому что во время кризиса все это бахнулось бы, и куча народа оказалась бы на улице.

- А как вы оказались на телевидении?

- Я пришел на канал ТВЦ тоже в момент его создания. Тогда там были очень приличные люди: тот же Анатолий Лысенко, Андрей Быстрицкий. Они мне предложили сделать программу. Причем сами не знали, что им надо. Поэтому я сделал то, чего хотел сам. И мог.

- Программа "На самом деле"...

- Программа "Сделай сам". Абсолютно не телевизионная. Телевидение - это же воздействие через картинку. Картинки там не было: на ТВЦ просто отсутствовал архив. Но в этом было некое обаяние - что можем сами, то и делаем.

- Известность принесла вам программа "На самом деле". Она была очень своеобразна, индивидуальна, хотя и выражала интересы определенной группы людей. Насколько то, что вы говорили с экрана, совпадало с вашим личным мнением?

- Я никогда не озвучиваю чужие мнения. У моего работодателя мнение как-то должно совпадать с моим. Тогда мое мнение в той или иной степени устраивало Юрия Лужкова, который еще не был формально участником федеральной политики. На ТВЦ я ощутил ненюханную свободу. Нигде такого и близко не было.

- В один прекрасный день изумленные зрители увидели вас не на ТВЦ, а на ОРТ, из единомышленника вы в одночасье превратились в яростного врага Лужкова…

- Когда Юрий Михайлович стал выдвигаться в политики федерального масштаба и преследовать некие политические цели, которые он сам нечетко понимал и до сих пор нечетко понимает, стало очевидно, что мне там делать нечего. Однажды мне сказали: "Ты же понимаешь нашу задачу - избрать президентом Лужкова во втором, а лучше в первом туре. Ты готов на это работать?" Я сказал: "Конечно, нет!" У меня правоконсервативные взгляды, они всегда такие были. Вопрос перехода назрел. Вроде бы речь шла об НТВ, но им я не очень был нужен, да и сам боялся идти туда по идеологическим соображениям: у них левые взгляды, это левое телевидение. Социал-демократов я ненавижу больше, чем коммунистов: у этих хоть какая-то ясность имеется. Дикая, звериная, но ясность. Социал-демократы - это осетрина второй свежести. Я там был совершенно лишним. Неожиданно подошло предложение с ОРТ. Позиция, которую занял Березовский, оказалась для меня удивительно ясной.

- Только ленивый не упрекнул вас в ангажированности...

- Неангажированного телевидения не бывает. Только полный идиот может думать, что крупный канал готов работать ради информирования зрителя. Канал продает продукт, его надо паковать. CNN, к примеру, является на Западе колоссальным идеологическим инструментом. Яркий пример тому - ситуация вокруг Югославии. Как эффектно промыли мозги очень цивилизованной части человечества! Вопрос в методах. Если потребитель "хавает" черствый хлеб, никто не будет давать ему булочки с маком. Я человек ангажированный абсолютно. Самим собой. У меня есть конкретные политические взгляды. Я не журналист. Я занимаюсь политической пропагандой. Я комментатор, и если человек комментирует события, не имея своей позиции, то это явление болезненное. 99 процентов комментариев, которые я слышал, делаются людьми, которые позиции не имеют. Они вообще не понимают, что происходит, и поэтому объективно, как они считают, отражают все наличествующие точки зрения. Я считаю, что это признак шизофрении.

- Насколько в наши дни материальная заинтересованность определяет позицию журналиста?

- Какого журналиста? Существует достаточно большой слой журналистов, которые имеют свою рыночную цену и спокойно могут переходить туда-сюда, менять место работы. Есть люди, которые занимаются журналистским бизнесом. Бизнес разный бывает. Это можно делать, как ЛДПР в Думе, а можно - как коммунисты. Первые делают это легко и непринужденно, вторые - мучительно долго. Но и те, и другие преследуют совершенно одинаковые цели. Для меня ничего не определяется деньгами. Если ситуация сложится так, что я буду несвободен, я найду другой способ зарабатывать деньги.

- Считаете ли вы работу на телевидении вредной?

- Да. Телевидение действует на подкорку. Человек, работающий на телевидении, превращается либо в шоумена, либо в придурка. Шоуменом я быть не хочу, мне это не интересно. Значит, придется превратиться в придурка. В качестве некоего противоядия я пытаюсь что-то пописывать в газеты. Газетная журналистика - заведомо более квалифицированное занятие, чем телевизионная. К сожалению, в силу экономических и интеллектуальных причин, газетная журналистика мало востребована в России и является слабым инструментом.

- У вас случались стрессы, связанные с работой?

- Это постоянный стресс. Но крупных срывов не было никогда.

- В вашем кабинете бросается в глаза портрет Пиночета, к чему бы это?

- Это один из величайших политиков XX века. Он знал, чего хочет для Чили, он вылечил страну достаточно жесткими методами. Про него говорят: диктаторов много, Пиночет один.

- Вы недавно стали дедушкой. Как зовут внучку?

- Моя внучка на месяц старше моей второй дочери. Внучке 8 месяцев. Внучку зовут Верочкой, дочку - Дашей.

Дмитрий ДОРОФЕЕВ

(агентство "Теле-Fax" - специально

для "Вечернего Челябинска").




Powered by Intersvyaz
Ural Banner System

Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru
Вернуться в раздел "Газеты"