18-12-2002


"СКОРО НЕ У КОГО БУДЕТ УЧИТЬСЯ", - cчитает дирижер Алексей Людмилин

Его имя можно увидеть на афишах в Испании, Италии, Германии, Аргентине... Поставленные им в Новосибирске оперы "Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича и "Молодой Давид" Кобекина получили "Золотую маску". Музыкальные критики называют Алексея Анатольевича одним из лучших русских дирижеров. Его десятилетний труд в Новосибирском театре оперы и балета превратил эту провинциальную "золушку" в настоящую принцессу.

Первой оперой, которую заслуженный деятель искусств России дирижер Алексей Людмилин поставил в Уфе (два года, как он стал главным дирижером театра оперы и балета Башкортостана), была "Травиата" Джузеппе Верди. На третий международный оперный фестиваль "Ирина Архипова представляет..." его пригласили в качестве дирижера тоже на "Травиату".

- Алексей Анатольевич, у вас особенное отношение к этому спектаклю?

- Я люблю все оперы, над которыми работаю. "Травиата" особенна тем, что она более камерна, очень лирична. Потом Верди написал свои грандиозные оперы. А "Травиата" - интимная опера, если можно так сказать. И никто из композиторов пока еще не смог создать подобного шедевра.

- Вы довольны сегодняшним спектаклем?

- В целом да. Я вообще-то редко бываю доволен. Вполне доволен был дважды: в Буэнос-Айресе - это была опера "Леди Макбет Мценского уезда" и в Мариинке - "Аида". А так всегда остаются вопросы. Конечно, трудно работать с оркестром с одной репетиции, музыканты не успевают к тебе привыкнуть. Но у вас оркестр высокопрофессиональный, хваткий. Я немного на репетиции подправил струнные, звукоизвлечение. Струнный инструмент создан для того, чтобы петь, и в "Травиате" не надо бояться полного звучания струнных. Они никогда не заглушат певца.

- Весь оперный спектакль - на кончике палочки дирижера?

- Оперу, как и любой драматический спектакль, делают режиссер, художник, много людей. Но последнюю точку ставит дирижер. Он может погубить хороший спектакль или спасти плохой.

- Говорят, дирижер Алексей Людмилин может из любого периферийного оркестра сделать столичный.

- Оркестр - это первооснова любого оперного театра. Очень многое от него зависит, с него все начинается и им заканчивается. Поэтому и в Уфе я в первую очередь стал заниматься оркестром. Он мне поддался, и результат уже есть. Для профессионального роста оркестра мы стали проводить концерты симфонической музыки. За два года сделали четыре оперы на языке оригинала.

- Алексей Анатольевич, вы по-прежнему преподаете?

- Сейчас почти нет времени. Очень много работы в театре. Но считаюсь профессором Уфимского института искусств. Есть два аспиранта, которым я помогаю. В Новосибирске преподавал, мои выпускники - дирижеры театров оперетты в Новосибирске и Иркутске.

- А кого считаете своим учителем?

- Я ученик Арвида Янсонса, известного петербургского дирижера. Но дирижер учится на протяжении всей своей жизни. И мне повезло, потому что пришлось бывать на репетициях великих русских дирижеров - Мравинского, Хайкина. Играл и репетировал со Светлановым, Симеоновым, был ассистентом Темирканова и Гергиева. Два года работал с Ростроповичем, он на меня колоссальное влияние оказал. Все это оставляет глубокий след. Петербургская дирижерская школа славится по всему миру. Это была великая кафедра. Наши учителя принадлежали к дореволюционному поколению. К тому поколению музыкантов, которые не себя любили в искусстве, а искусство в себе.

- Сейчас приоритеты поменялись?

- Перестали думать о преемственности. Лучшие музыканты уезжают на Запад. Скоро будет не у кого учиться. Я уже стар, и моя душа не может принять чужбину, как бы хорошо там ни было. А молодым уехать легче. И они уезжают. Их, конечно, можно понять: разве можно жить на ту зарплату, которая здесь у музыкантов? Это издевательство - две с половиной тысячи рублей. Спасибо еще, что с нас деньги не берут за работу в театре.

- И ваши прогнозы на будущее пессимистичны?

- Пока да.

Страницу подготовила Светлана СИМАКОВА. Фото Сергея ВАСИЛЬЕВА


Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru