Powered by Intersvyaz








04-06-99


Пепел и скорбь

...Мне удалось попасть на место катастрофы в то время, когда опаленная земля еще обжигала ноги. Дымился поваленный черный лес, потрескивали, остывая, искореженные вагоны. Солдаты-первогодки вытаскивали из-под вагонов какие-то странные спекшиеся куски - все что осталось от людей... Никогда не забуду оранжевые детские сандалии. Вокруг ничего целого, стальные рельсы скручены в дугу, все покрыто черным пеплом, а они лежат у остатков смятого чудовищным взрывом вагона совершенно новенькие. Без единого пятнышка. Заботливая мама, укладывая дочку спать, аккуратно и бережно поставила их под вагонную полку. Сандалики, вот они - целехонькие, специально купленные для отдыха на юге. Маленькой хозяйки и ее мамы нет.

В эпицентре взрыва, а он пришелся как раз на узкий коридор между мчащимися встречными поездами, не уцелел никто. От десятков людей, сгоревших заживо в доли секунды, не осталось вообще ничего, кроме черного праха. Кто-то в адских муках еще сумел проползти десяток метров, кто-то скончался по дороге в больницу, многих не смогли спасти и в клиниках. Никто до сих пор не может сказать, сколько же человеческих жизней унесла эта трагедия. По документам следствия 573 человека сгорели дотла или были найдены мертвыми на месте катастрофы. 623 человека получили различные телесные повреждения, количество умерших от ожогов и травм в клиниках никто не подсчитывал. Если учесть, что всего на оба поезда было продано 1500 билетов, то число погибших приблизительно составляет более 900 человек.

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА

В Аше в то время заместителем редактора газеты "Стальная искра" работал мой коллега и старый приятель Валера Михеев. Как гражданин, как журналист он был на месте взрыва через несколько десятков минут одним из первых. Он в числе первых начал выносить людей из горящих вагонов, от насыпи железной дороги. Как человек скромный, никогда не козырял своим геройством.

- Меня разбудила - а я только прилег - страшная по яркости вспышка. На горизонте полыхало зарево. Через пару десятков секунд до Аши донеслась взрывная волна, побившая немало стекол. Понял, случилось что-то страшное. Через несколько минут я был уже в горотделе милиции, вместе с ребятами кинулся в "дежурку", помчались в сторону зарева. То, что увидели, невозможно представить себе даже при больном воображении! Как гигантские свечи горели деревья, вишнево-красные вагоны дымились вдоль насыпи. Стоял совершенно невозможный единый крик боли и ужаса сотен умирающих и обожженных людей. Полыхал лес, полыхали шпалы, полыхали люди. Мы кинулись ловить мечущиеся "живые факелы", сбивать с них огонь, относить ближе к дороге подальше от огня. Апокалипсис... А как много было детей! Вслед за нами начали подъезжать медики. В одну сторону мы складывали живых, в другую - мертвых. Помню, нес маленькую девочку, она меня все про свою маму спрашивала. Передал на руки знакомому врачу - давай перевязывай! Он отвечает: "Валерка, уже все..." - "Как это все, только что разговаривала?!" - "Это в шоке".

Затем из Аши стали подъезжать и подъезжать добровольцы на автобусах, грузовиках. До ашинской больницы пострадавших пришлось возить в кузовах КамАЗов, сколько не довезли живыми. Многие дети, увидев спасателей, уползали дальше в лес и прятались, гонимые ужасом. Приходилось их выискивать, чтобы спасти. Некоторых нашли только через сутки. К полудню Валерка весь в саже, крови, в своих сгоревших джинсах и кроссовках вернулся в редакцию. Совершенно измотанный, без сил. Но журналистика - дело жестокое: надо писать. Газета не ждет.

Есть и еще очевидцы трагедии. О них мало кто знает. Старшеклассники ашинских школ. У них проходили сборы по начальной военной подготовке. Жили в палатках совсем рядом от места взрыва, к счастью, по другую сторону Змеиной горы. Они тоже одними из первых включились в спасательные работы. Надо ли говорить, какую психологическую травму на всю жизнь от того, что увидели, получили эти парни!

Знаком я и с тремя геройскими парнями - "огненными машинистами". Когда бушевал огонь взрыва, они ухитрились подогнать электровоз(!) с грузовой платформой как можно ближе. На ней были вывезены из пламени десятки людей. Весь фокус состоял в том, что контактная линия была разрушена, ребята мастерски на своем электровозе использовали уклон трассы и инерцию локомотива. Тоже очевидцы, многих спасли, сами обгорели...

КАК ЭТО СЛУЧИЛОСЬ?

Линию Транссиба в этом месте пересекает сверхопаснейшая нитка продуктопровода для перекачки ШФЛУ. Что это такое? Штука, во сто крат опаснее нефти, газа, горючего, - широкие фракции легких углеводородов. Короче, хоть прямо из трубы заправляй в ракету. Жидкость без цвета и запаха под громадным давлением в несколько десятков атмосфер и при минусовой температуре мчалась по трубе под железной дорогой. Казалось бы, в этом опаснейшем месте за продуктопроводом должны были следить в оба. Увы! Дошло до того, что машинисты не раз видели дымящееся озерцо этой дряни внизу, у насыпи. Сообщали. Реакция - ноль.

Не столь принципиально важно, что именно послужило инициатором взрыва. Незатушенный "бычок", искра из неисправной буксы или от камешка, ударившего о рельсы, - главное, трагедии могло и не быть вовсе. Если бы вовремя среагировали на тревожные сообщения. Шесть лет длилось следствие.

Суд состоялся в Уфе лишь в октябре 1995 года. По единодушному мнению членов челябинской ассоциации родственников погибших под Ашой, до справедливости дело так и не дошло. Выбрали "стрелочников", "козлов отпущения", не затронув истинных высокопоставленных виновников катастрофы. По два года лишения свободы с отбыванием срока в местах для лиц, совершивших преступление по неосторожности, получили начальник линейной инженерно-технологической службы "Черкассы" Курбатов и начальник СМУ-1 треста "Нефтепроводмонтаж" Курочкин. Можно подумать, что именно они при постройке продуктопровода по своей личной инициативе гнались за темпами в ущерб качеству. Разве они загорелись идеей провести конкурс мастерства сварщиков, победителей соцсоревнования? Только они, что ли, виноваты в том, что такой важнейший объект не имел надежной контролирующей аппаратуры, когда даже и с обычной связью были проблемы? Я их не оправдываю, но они рядовые "винтики".

Если дать по прошествии десяти лет нравственную оценку случившемуся, приходишь к неизбежному выводу. Еще очень долго всем нам придется страдать от наследия тотального государства: "верхний чиновник неприкасаем и всегда прав. Он выше закона, а жизнь человеческая - пыль". Это, кстати говоря, подтвердила безумная гонка за темпами пуска в строй разрушенного участка железной дороги. Рельсы укладывали в буквальном смысле по человеческим костям ради того, чтобы отрапортовать: "Отремонтировали досрочно!" Дорого же людям обошелся этот экспресс-ремонт, если даже через год после взрыва мой знакомый, потерявший в этом злосчастном поезде единственную дочь, нашел на обочине у новой трассы присыпанные бульдозером человеческие останки. Тогда, в годовщину трагедии, участников первого поезда памяти этот факт поверг в ужас.

Да и потом государство, во имя которого все эти гонки устраивались, не слишком торопилось компенсировать потери жертвам аварии деньгами, медицинской помощью...

* * *

Справедливости ради, скажу все эти долги государства переложила на себя администрация области по инициативе губернатора Петра Сумина. Намечена программа помощи пострадавшим под Ашой на долгие годы. "Поддержка пострадавших, их социальная, психологическая, медицинская реабилитация для нас не заканчивается 4 июня", - сказал заместитель губернатора Андрей Косилов. И действительно, проанализированы материальное положение и социальные условия всех семей пострадавших, почти каждой уже оказана посильная материальная и медицинская помощь. Во время движения к Аше поезда памяти сегодня, например, будет проведено дополнительное анкетирование всех без исключения, чтобы узнать конкретные нужды каждой семьи. Подготовлены списки нуждающихся в санаторно-курортном лечении, в них пока 75 пострадавших. Погашены задолженности по пенсиям и заработной плате и т.п. Все это, конечно, очень важно и нужно. Подобная помощь будет оказываться и впредь. Но, увы, никакими социальными льготами, деньгами никогда не залечить душевные раны пострадавших людей, вернуть погибших. Не вернуть, например, тот спортивный класс школы № 107, в котором росли спортивные надежды команды "Трактор". Может быть, поэтому прославленная команда переживает сейчас трудные времена - будущие спортивные "звезды" сгорели в адском пламени там, под Ашой?..

Александр ЧУНОСОВ.

На снимках: хроника катастрофы под Ашой; на месте трагедии год спустя - не забудем никогда.

Фото автора.




Powered by Intersvyaz
Ural Banner System

Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru
Вернуться в раздел "Газеты"