26-10-2000

РУСЛАНОВА ПОТРЯСЛА ШАЛЯПИНА И ВСЮ РОССИЮ

Что мы так ценим в Лидии РУСЛАНОВОЙ? Неповторимый голос? Русскую душу? Женское обаяние? Разухабистость? Давайте задумаемся об этом сегодня, в дни, когда отмечается столетие со дня рождения великой русской певицы.

Старший следователь был немало удивлен, когда к нему в кабинет привели не ту красавицу с ослепительной улыбкой, образ которой был знаком всей стране, а женщину довольно заурядной наружности, одетую в серый мешковатый костюм. Настольная лампа освещала ее одутловатое, иссеченное глубокими морщинами лицо.

"Я, Лидия Андреевна Русланова, родилась 27 октября 1900 года в селе Чернавка Саратовской губернии в семье крестьянина ЛЕЙКИНА Андрея Маркеловича, - начала певица. - Пяти лет от роду осталась сиротой..."

В то далекое время она не звалась еще Лидий Руслановой, а была просо Агашей Лейкиной. Ходила Агаша с холщовой сумкой по селу, веселила народ частушками. Одной влиятельной даме понравилась талантливая девочка, и та определила Агашу в лучший сиротский приют города Саратова. Но для этого "народные корни" пришлось скрыть. Тогда и появилась фиктивная грамота с новой фамилией и именем.

А когда Лиде исполнилось 14 лет, ее, полировщицу мебельной фабрики, прослушал профессор Саратовской консерватории МЕДВЕДЕВ. Прослушал - и изумился. И пригласил в консерваторию. А с 1918 года Лидия Русланова начала выступать на сцене. Возможность гастролировать по стране появилась у певицы много позже, в 1929 году, когда она вышла замуж за известного конферансье Михаила ГАРКАВИ.

Ее ругали за "примитив и псевдонародность", за "жестокие романсы" и "разнузданные цыганские песни", за "стилизацию костюмов и манерность". Но, между тем, такой... не просто популярности, а, без преувеличения, настоящей народной любви в самых неожиданных и безумных формах ее проявления позавидовала бы любая современная "звезда". Согласитесь, не всякая певица может даже мечтать о том, чтобы сотни поклонников, собравшись на рельсах, остановили поезд, в котором едет Она, только ради того, чтобы хоть одним глазком взглянуть на Нее. На концерты Руслановой публика, что называется, валом валила. Народ неизменно приветствовал свою любимицу стоя. И никак не хотел отпускать ее со сцены, а она, уставшая и счастливая, "играла памятные, богатырские, молодецкие, разбойничьи, протяжные, заунывные, веселые, игровые, круговые, хороводные, плясовые, балагурные. бурлацкие, скоморошьи, обрядные, свадебные, гулевые, подблюдные, бабьи, посиделковские" песни, а также "былины, старины, новины, плачи, заплачки и думы". Русланова могла спеть одну и ту же песню дважды, трижды - и каждый раз по-новому. Каждая песня - маленький спектакль. А в ответ - овации, овации, овации... Ею восторгались солдаты, полковники, генералы, крестьяне, матросы, рабочие, профессора, шахтеры, гэбешники, лагерные охранники, академики, партийные и беспартийные, "блатные" и "политические". Сам ШАЛЯПИН, прослушав радиотрансляцию ее концерта, просил в письме своего знакомого, конферансье А. МЕНДЕЛЕВИЧА: "Опиши ты мне эту русскую бабу. Зовут ее Русланова, она так пела, что у меня мурашки пошли по спине. Поклонись ей от меня".

Во время Великой Отечественной войны она выступала на всех фронтах под бомбежками, под обстрелами, в землянках, в блиндажах, на кораблях флота. Могла петь даже для одного раненого, тем самым ощутимо помогая ему. Певица для фронтовиков являлась воплощением Родины, такой же неотъемлемой ее частью, как Волга. Прославленная артистка вносила свой вклад в Победу не только своими концертами: на собственные сбережения приобрела, например, две батареи легендарных "Катюш" для одной из частей.

Известен случай: Лидия Андреевна, приехав на фронт, увидела, как солдаты, собравшись у старенького патефона, слушают песни в ее исполнении, подошла к ним и спросила: "А кто это поет?". А они ей: "Экая ты темнота, Русланову не знаешь". Певица сказала: "А я и есть Русланова". Бойцы не поверили, засмеялись: "Русланова - красивая женщина, а ты, тетка, рылом не вышла". Показала паспорт. Не убедила. Тогда она подошла к патефону, остановила пластинку и запела... Долго потом ошарашенные солдаты извинялись перед ней.

В мае сорок пятого Русланова приехала в не очищенный еще от фашистов Берлин. Один офицер, увидев ее на улице, закричал: "Куда ищешь?! Ложись: убьют!" А она с возмущением посмотрела на него и ответила: "Да где это видано, чтобы Русская Песня врагу кланялась!" А 9 мая Лидия Андреевна, вместе с Ансамблем донских казаков Михаила ТУГАНОВА пела у стен поверженного рейхстага.

Сам ЖУКОВ впоследствии награждал ее Орденом Отечественной войны Первой степени за "успешное выполнение заданий Командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, за активную личную помощь в деле вооружения Красной Армии новейшими техническими средствами". Разве не справедливо? Разве это не мужество - петь под пулями на передовой? По-видимому, не все так считали. Орден отобрали, а Русланову...

27 сентября 1948 года ее арестовали. Не за орден, конечно. Точнее, не только за орден, а за то, что "будучи связана общностью антисоветских взглядов с лицами, враждебными советской власти, ведет вместе с ними подрывную работу против партии и правительства..." и так далее. Короче, все упиралось в печально известную, годную на все случаи жизни 58-ю статью.

И по закоулкам огромной страны поползли слухи. В нескончаемых хлебных очередях, на закопченных коммунальных кухнях приглушенный шепоток: "Арестовали Русланову... Вы слышали? Русланова арестована.." За что? Спела лишнее? Ерунда. На дворе не тридцать седьмой, за песни не сажают. Вон УТЕСОВ блатные поет - и хоть бы хны. Ошибка, наверное. Скоро выпустят...

Но когда начали срывать ее афиши, а из магазинов исчезли пластинки, шепоток приумолк... Поняли: попалась серьезно и надолго.

Но зачем органам понадобилась любимейшая народная певица? Неужто вправду "критиковала Сталина и колхозы"? Дело в том, что как раз в это время Берия развернул широкомасштабную кампанию против Жукова. Нужен был компромат. В связи с этим КГБ начал потихоньку арестовывать генералов из окружения маршала. В их числе оказался и КРЮКОВ, муж Руслановой. А потом взяли и саму певицу...

Следователь извилистыми окольными путями подбирался к сути - к "правде" о маршале. "В каких отношениях вы находитесь с Жуковым? А что говорил Жуков в Свердловске, когда к нему ездили ваши общие знакомые? А не приписывал ли себе лишних заслуг в битве за Москву? Не занимался ли самовосхвалением? Не жаловался ли на то, что после войны его отстранили?" Лидия Андреевна, по простоте душевной, не сразу смекнула, что к чему. А поняв, пошла в атаку: "Когда его понизили в должности, я послала ему телеграмму, которую подписала: "Преданная вашей семье Русланова". А в устных беседах говорила, что считаю его великим полководцем, великим человеком, и я готова идти за ним хоть в Сибирь".

Поняв, что Русланова неприступна, следователь намекал на осведомленность органов о ее бриллиантах и коллекции картин всемирно известных художников. А потом ударил с тыла: "Какие задания от иностранных разведок вы получали?" "Пиши, сейчас все расскажу! - ответила певица. - Задание мое было таким: петь народу русские песни и отвлекать его этим от строительства социализма". Следователь был взбешен...

Лидию Андреевну запирали в одиночную камеру, морозили, не давали спать - она была непреклонна. Ее приводили к самому Берия, и тот назойливо твердил: "Подпиши". Она не подписывала. Берия не унимался: "Хуже будет, подписывай!" Мол, отдадим тебе твой концертный костюм, никто ничего и не узнает, ведь арестована жена генерала Крюкова, а не певица Русланова. Дескать, подпишешь, отправишься сразу на сцену, там уже люди сидят, в ладоши хлопают.

Как бы не так! Не подписала... Ее осудили на десять лет.

В Озерлаге, где будет отбывать свой срок Лидия Андреевна, за годы сталинизма сложились целые "диаспоры" актеров, певцов, музыкантов. Кто-то грустно пошутил: "Артистов как на всесоюзный конкурс набрали".

Узники Озерлага не без восхищения будут потом вспоминать о появлении Руслановой в лагере, о том, как она, войдя в холодный барак, села за стол, оперлась головой о руку и сказал: "Боже мой, как стыдно! Перед народом стыдно..." А писатель Борис ДЬЯКОВ впоследствии опишет эпизод из лагерной жизни Лидии Андреевны в своем романе "Пережитое": "Как-то лагерное начальство, рассказывают, решило устроить для себя концерт Руслановой. Открылся занавес. Она вышла, встала у рампы и молчит. Голос из первого ряда: "Почему не поете, Русланова?" Она говорит: "Не вижу здесь моих товарищей по несчастью. Пока не приведете в клуб заключенных, петь не буду". Зашушукались: как быть? В БУР, в барак усиленного режима, если концерт сорвется! Дали команду привести работяг. А работяги уже спать полегли. Их чуть не за ноги с вагонов потаскали и человек сто усадили в последние ряды. И Русланова запела. Ах, как она пела, говорят, в тот вечер! Начальству не дозволено аплодировать артистам-зекам, а тут такое поднялось - и офицеры, и надзиратели (о работягах и говорить не приходится) так хлопали... Со сцены говорят, еле отпустили ее..."

Но долго в лагере певица не пробудет. Власти, то ли видя в ней возмутителя спокойствия, то ли из-за ее непригодности про состоянию здоровья, в июне 1950 года отправят Лидию Андреевну во Владимирскую тюрьму. А там тоже свои люди: кинозвезда Зоя ФЕДОРОВА, танцовщица Антонина РЕДЕЛЬ... Когда Федорову освободят, Русланова отдаст ей свою шубу, сказав при этом: "Зоя, ты должна появиться перед дочерью как прилично одетая женщина".

Судьба первого ее собственного ребенка, которого Русланова родила в 17 лет, неизвестна. А от третьего брака певицы - с генералом Крюковым - у нее была дочь Маргарита.

В пятьдесят третьем умрет Сталин. Вернется из опалы Жуков, и обретя полномочия, прославленный маршал прежде всего позаботится о друзьях. Лидия Русланова выйдет из тюрьмы в том же году.

Народ встретит ее как героиню. А она на первом же своем концерте встанет перед публикой на колени...

Значительно подорвав голос во время заключения, Лидия Андреевна Русланова уже не сможет выступать так же часто, как раньше. Но, как бы то ни было, ей будут дарованы судьбой еще двадцать лет невероятной земной славы и вечная память после смерти.

Слушает певицу в эти дни Антон ТРУБАЙЧУК.

Еженедельная газета "Городской дилижанс"
Тел. (3512) 61-43-94, факс 36-77-03
454091, г. Челябинск, ул. Красная, 4, к. 604.
E-mail: dil@chelpress.ru
Главный редактор Тамара Михеева
Использование материалов без письменного разрешения
редакции "Городского дилижанса" ЗАПРЕЩЕНО!


Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru