Powered by Intersvyaz






23-07-98


Тюремные будни советского террориста

Вылетев в Израиль на захваченном самолете, он приземлился в тюрьме Златоуста

Воскресным вечером 12 июля ОРТ демонстрировало отечественный боевик времен перестройки - "Взбесившийся автобус". Основу его сюжета составили реальные события, имевшие место в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и Минеральных Водах. Напомню: 1 декабря 1988 года четверо бандитов взяли в заложники четвероклассников и учительницу Дзагоеву. В течение суток их удерживали в автобусе, заставленном банками с бензином. 31 ребенку и женщине обещали сохранить жизнь в обмен на крупную сумму денег в иностранной валюте и воздушное судно для вылета за границу.

В Златоустовской тюрьме вместе со своими сокамерниками "Взбесившийся автобус" смотрел и 48-летний осужденный П. Якшиянц. Для него этот боевик - "кино про себя". Павел Левонович является прототипом одного из главных действующих лиц - главаря вооруженной банды, роль которого исполняет в фильме актер Игорь Бочкин.

Финальный эпизод картины - возвращение преступников в СССР и передача их в руки правоохранительных органов. Дальнейший ход событий остался за кадром. Однако десять лет тому назад его широко освещали все средства массовой информации. Нашумевшее уголовное дело рассматривалось судебной коллегией Верховного Суда СССР. Приговор был вынесен 17 марта 1989 года: П. Якшиянца наказали 15 годами лишения свободы с конфискацией имущества, В. Муравлеву, Г. Вишнякову и В. Анастасову дали на год меньше.

В тюрьму Златоуста главарь банды был этапирован в апреле 1989-го. А год спустя совершил новое преступление. В начале июля П. Якшиянц подбил сокамерников на побег. В один из дней они записались на прием к врачу. Улучив момент, пытались захватить двоих женщин, работающих контролерами, в заложники. Однако попытка побега "на рывок" закончилась провалом. 1 марта 1991 года Челябинский областной суд приговорил П. Якшиянца к 15 годам лишения свободы, признав его особо опасным рецидивистом. Весь срок Якшиянцу надлежит отбывать в тюрьме, где ему предписан особый (более жесткий) режим содержания. В колонию его могут отправить лишь за примерное поведение и хорошее отношение к работе.

Получив разрешение побеседовать с Павлом Левоновичем, я попросила тюремное начальство рассказать о нем. Характеристика оказалась краткой: "В камере ведет себя нормально, права не качает. К блатным, которым работать "западло", или "авторитетам" его причислить нельзя - на воле связей больших не имеет. На производстве норму выполняет на 250-300 процентов. Кроме алиментов высылает детям все, что сумеет накопить на своем счете. За девять с лишним лет заключения на свидания к нему никто не приезжал".

Достали личное дело с красной полосой и буквами ОН (особое наблюдение), обозначающими склонность заключенного к побегу и захвату заложников. Познакомили с анкетными данными: армянин, родился в Ташкенте в 1950 году. Его биография - история деградации человека, первый раз преступившего закон в семнадцатилетнем возрасте. Тогда он был приговорен к двум годам лишения свободы за воровство. Год спустя - новая судимость, на сей раз его обвинили в грабеже и наказали четырьмя годами заключения. В 1972-м судили уже за разбой. Однако десятилетний срок отбывать до конца Якшиянцу не пришлось: в 1979 году его освободили условно досрочно.

Затем в хронологии "подвигов" отмечается девятилетняя пауза. Казалось, к 30 годам Павел Левонович взялся за ум. Женился, в 1980-м жена Наталья родила ему сына Павла, год спустя появился на свет сын Александр. Правда, семейная жизнь не заладилась. К тому же Якшиянца посетила новая любовь - к Тамаре Фотаки, родившей ему в 1984 году дочь Иларию. Со второй женой он тоже прожил недолго, расторгнув брак в 1985-м. Но через три года Тамара окажется в эпицентре драматических событий, инициированных бывшим мужем: обманным путем Павел завлек в автобус ее и дочь.

...Признаюсь: после просмотра фильма и знакомства с личным делом Якшиянца я ожидала увидеть не человека - зверя. А он оказался спокойным и рассудительным собеседником. В кабинет начальника отряда Павла Левоновича доставили из карцера, куда он посажен за нарушение режима.

- В 22 часа у нас отбой, а фильм "Взбесившийся автобус" начался в 21 час 35 минут. Хотелось досмотреть кино про себя, я ведь его прежде не видел, - оправдывался заключенный.

- И как вам фильм?

- Нас изобразили извергами, хотя наша "вооруженная банда" была на самом деле автобусной бригадой автотранспортного предприятия города Орджоникидзе. Двое, правда, имели судимость. А один незадолго до этого демобилизовался, служил в Германии, куда, как известно, плохих не брали.

- Неужели вы не понимали, чем могла кончиться затея со взятием детей в заложники и захватом самолета?

- Мы рассчитывали на благоприятный исход. Пакистан, Турция не выдали даже тех угонщиков, на которых кровь была. А мы не могли причинить серьезного вреда: патрон имели всего один, а бензин в банках наполовину смешали с водой, поэтому он не горел. К тому же в автобусе находились моя жена Тамара, дочь Илария, даже собачонка. Мы просто хотели получить четыре миллиона рублей и выехать за границу. Здесь я никак не мог вырваться из круга: просился в загранрейсы, чтобы больше зарабатывать, но из-за судимости меня туда не пускали.

- А что толкнуло вас на новое преступление, совершенное уже в тюрьме?

- Я не верил, что останусь живым. Да и перспектива выйти на свободу дряхлым стариком не грела. Тогда ведь порядки были такими суровыми, что если режим выполнять, жизнь покажется адом. Это сейчас мы в камере цветной телевизор можем смотреть - скинулись и купили "Самсунг". А прежде заключенным запрещалось даже заваривать чай и кофе.

- Мне известно, что вы просили об отправке в колонию.

- Есть такое желание. В тюрьме я отсидел десять лет, половину этого срока провел в одиночной камере. Последние пять лет за мной не числится ни одного нарушения. Сейчас наказан, но боюсь не 15 суток пребывания в карцере, а последствий - перевода на другую работу. Если меня уберут с участка по изготовлению каменных панно, буду получать меньше. По размеру алиментов дети поймут: папка опять что-то натворил.

- Вы поддерживаете с ними связь?

- Был период, когда года три-четыре они мне не писали. Сейчас переписываюсь и с сыновьями, и с дочерью. Все они живут в Белореченске Краснодарского края. Мне очень хочется, чтобы дети подружились меж собой. Иларии сейчас 14 лет, в этом возрасте девочки нуждаются с покровительстве старших братьев.

- А как сложилась жизнь у ваших бывших жен?

- Замуж они так и не вышли. Живут через дом друг от друга. Одно время даже Новый год вместе встречали, потом принялись друг дружку грязью поливать. От Тамары в течение трех лет я получал ежедневно по одному-два письма. Потом сказал ей: не пиши, занимайся своей жизнью. Переписка человека ко многому обязывает, это как в монастырь уйти.

- Тюрьму вы покинете еще не старым человеком - в 54 года. Что намерены делать?

- Поеду в Белореченск. Вламываться в жизнь своих близких я не имею права. Побуду рядом, посмотрю, нужен ли им. В противном случае отправлюсь к братьям в Калининград.

...Трудно понять, что толкнуло выходца из внешне вполне благополучной семьи (папа - участник Великой Отечественной войны, директор обувной фабрики, мама - работник Ташкентского горисполкома) на преступную стезю. 30 с лишним лет тому назад началось его хождение по замкнутому кругу, вырваться из которого не каждому по силам. "Самолет угонять он больше не будет, - прогнозировали будущее Якшиянца сотрудники тюрьмы. - Чтобы выехать за границу, появилось множество не столь опасных способов. Но сможет ли бывший зек заработать честным трудом на достойную жизнь себе и детям?". Нет ответа.

Одно ясно: на свободу он выйдет уже в новом тысячелетии. Гражданином не СССР, а России. Пока П. Якшиянц сидел в тюремной камере, сменились эпохи. Полтора года тому назад без него похоронили мать. Собственные дети стали взрослыми, неведомыми ему людьми. Каких еще искупительных жерв потребует судьба от вас, Павел Левонович?

Ольга АЙЗЕНБЕРГ.

(Наш корр.)

г. Златоуст.




Powered by Intersvyaz
Ural Banner System

Поиск В начало
Размещено на сервере www.chelpress.ru
webmaster@chelpress.ru
Вернуться в раздел "Газеты"